Должен ли клиент таролога вмешиваться в толкование расклада? Имеет ли значение его мнение и его чувства для результата работы гадающего? Вопрос вопросов, то и дело в разных формах дискутируемый в эзотерическом рунете.

Обратившись к исследованию забугорных традиций в мире Таро, я обнаружила себя посреди океана непереведенной литературы, и пока что у меня ощущение, что мы ничего о них не знаем. Но это дело поправимое! Некоторые из этих идей в свое время ко мне просочились, и теперь я встречаю их в новых книжках как старых знакомых.

«During a consultation, the tarot reader ponders the images on the cards in light of the client’s question. In the process, the reader adopts a stance recommended by Sigmund Freud, the father of psychoanalysis. This process allows ready access to one’s intuitive flashes of insight. Freud advised his disciples to listen to the free associations of the client with “evenly hovering” attention. Experienced tarot readers likewise approach a reading with no vested interest and no axe to grind, but instead allow their minds to “float” evenly above the tarot images and the client’s words. As the reader listens and observes without bias, certain mental images and ideas float into consciousness. The reader then reflects these intuitions back to the querent in a gentle, nonjudgmental, respectful way.»

Anthony Louis. «Tarot Beyond the Basics: Gain a Deeper Understanding of the Meanings Behind the Cards».

Перевод:

«Во время консультации гадатель рассматривает изображения карт в свете клиентского запроса. В этом процессе гадатель входит в состояние, рекомендованное Зигмундом Фрейдом, отцом психоанализа. В таком виде процесс открывает свободный доступ к интуитивным вспышкам озарений. Фрейд советовал своим ученикам слушать свободные ассоциации клиента в свободно парящем внимании (evenly hovering attention)*. Практикующие гадатели аналогичным образом приступают к чтению карт — без специального интереса и без личной вовлеченности, но вместо этого позволяют своему уму «дрейфовать» равномерно над образами Таро и словами клиента. Когда гадатель слушает и наблюдает без предвзятости, в его сознание вплывают безошибочные психические образы и идеи. И затем гадатель возвращает эти интуиции спрашивающему в мягкой, неосуждающей, уважительной манере.»

Делаю расклад на Shadowscapes Tarot | Блог Катерины Нистратовой о Рунах

В этом фрагменте мне интересны две вещи, каждую из которых я стараюсь не только активно применять, но еще и осмыслить как принципиальную часть современного подхода к помогающим практикам. Первая — сближение мантики и психологии, вторая — внутренняя позиция гадателя во время чтения карт. Сегодня я скажу пару слов о первой (а вторую отложу до следующего раза, хотя цитируемый фрагмент, по видимости, посвящен именно ей).

Автор книги Anthony Louis не только уверенно и естественно упоминает Фрейда как изобретателя внутренней позиции терапевта по отношению к клиенту, но и считает, что ту же самую позицию должен занимать гадающий. Свободно парящее внимание — одна из основных категорий психоанализа, и при этом довольно противоречивая. Можно спорить о том, подходит ли для таролога именно этот метод или какой-нибудь другой — например, терапевтическая позиция гештальт-терапии, или особое состояние слушания поля у Хеллингера, или еще что-нибудь. Фундаментальное требование современности в любом случае одинаково: гадателю приходится быть хотя бы минимально психологически образованным. Хотя бы для того, чтобы понимать долю участия кверента в предсказании, а также для того, чтобы понимать, как наиболее экологично донести до кверента свое видение.

диалог с клиентом

Когда в конце нулевых появилась в русском переводе книга М. Грир о перевернутых арканах, больше всего меня в ней поразил раздел «Расклад для Сары». Саре, клиентке таролога, предлагалось рассматривать каждую карту и высказывать свои предположения и ассоциации с образами, то есть фактически участвовать в интерпретации расклада. Помню, вертелось на языке сакраментально-изумленное: а что, так можно было?! Можно было интерпретировать расклад вместе с кверентом и позволять ему по-своему толковать карты?! Всё, что я тогда читала в рунете, и те методы обучения, которые ко мне применялись, транслировали единым фронтом одну и ту же позицию: таролог должен быть профи, который, и только он один, знает, что говорят карты, а кверент — не знает, поэтому он сидит тихо, внимает и берет на заметку. Или, на обратной стороне медали: кверент приходит и «проверяет» таролога, который должен всё про него рассказать. «Вы же гадалка, вы должны знать!» — заявила мне одна из моих первых клиенток, когда я задала ей уточняющий вопрос. Иными словами, таролог и клиент воспринимались и воспринимаются по сей день как участники ролевой игры «учитель и ученик», а не в диалоге равных.

Диалог равных — та ситуация, которую я стремлюсь создавать в процессе работы с кверентом, и научиться это делать можно только из практики психотерапии (или, скажем шире: из практик, разработанных в русле психологии для взаимодействия с клиентами). Исторически она является первой человеческой деятельностью, которая, при всех возможных оговорках, поставила своей целью создание безопасного пространства для того, чтобы человек разобрался со своим внутренним материалом. Поэтому психотерапевтическая практика требует специальной подготовки в умении правильно обращаться с клиентом, оставаясь в контакте и сохраняя границы. Подобное умение дает возможность избегать многих косяков — переносов, проекций и прочих хитрых манипуляций. В правильно устроенных школах психотерапии (любой направленности) терапевта учат не вовлекаться эмоционально и не играть с клиентом в манипулятивные игры, основной набор которых уже известен и описан. Научиться распознавать свои игры, в которые клиент с легкостью способен тебя вовлечь, можно на супервизии, без которой никакому психотерапевту никак нельзя. И помогающему практику тоже уже нельзя. Я знаю многих тарологов и магов, которые либо подались учиться на психолога или психотерапевта, либо завели супервизора и/или личного терапевта. Не потому, что они «неправильные маги», а потому, что — правильные. И чуйкой почуяли: «здесь что-то не то».

Practical Psychoanalysis by Oriental-Lady | Блог Катерины Нистратовой о Рунах

Метод внутреннего поиска по запросу кверента, который я называю психодайвингом, чтобы отличить от «просто гадания» — в понятиях западной мантической школы и является ничем иным, чем «просто гаданием». Он основан на диалоге и выяснении позиции кверента по отношению к картам, так что его видение карт вскрывает его видение жизни, его внутренние проблемы, и открывает пути решения. Начав практиковать психодайвинг, я довольно скоро поняла, что вступила на путь психотерапевтический — уже хотя бы по той причине, что стала иметь дело с психикой клиента и работать с помощью своей психики (и обзавелась супервизором, да). Хотя на самом деле просто-гадание у меня тоже частенько подразумевает диалог. Например, я могу спросить, с какой фигурой на карте кверент себя ассоциирует. Особенно часто это бывает в работе с Манарой: если выпадает сигнификатором парная карта, от ответа на вопрос, с кем из пары (а это не обязательно М и Ж!) себя ассоциирует кверент, порой зависит толкование. Могу также спросить, с чем в жизни человека связан тот или иной образ, либо как он относится к тому, что я увидела или почувствовала в картах. Я заметила, что включение в диалог облегчает понимание трактовок клиентом в очень значительной степени. Буквально: проблема «я ему всё объяснила, а он ничего не услышал и сделал по-своему» исчезает. Человек, сделавший свое понимание в диалоге с практиком, обязательно использует его, так или иначе.

А что же прогноз? Тот самый, когда «гадалка нагадала» и «сбылось всё в точку»? Прогноз, по-честному говоря, самая неинтересная и не всегда нужная часть работы. Кажется, что он снимает стресс: «если я буду знать, что меня ждет, то успокоюсь». Но он снимает стресс только если совпал с ожиданиями. А когда в последний раз такое было? Вот то-то. Если прогноз не снимает стресса, то есть не соответствует ожиданиям или желаниям, то с тем же раскладом приходится работать в диалоге. Порядок работы примерно такой же, как описано в «Раскладе для Сары» у М.Грир.

1 — выясняем у кверента, какая карта кажется ему наиболее устрашающей, травмирующей, беспокоящей, тревожной, блокирующей и т.п.
2 — всесторонне обсуждая эту карту и вызванные ею чувства, ассоциации или воспоминания, выясняем внутренние страхи и блоки кверента
3 — находим в колоде карты, позволяющие преодолеть страхи и блоки, карты, которые изображают нужный человеку психологический настрой, установку, намерение
4 — кладем их на место «плохой» карты и смотрим на результат, стараясь вчувствоваться в новый формат отношений с ситуацией
5 — закрепляем установку в словесной формуле-аффирмации и/или делаем ритуал

Весь алгоритм, за исключением ритуала, является, не побоюсь этого слова, рутинной работой психолога. Кстати, к участию в ритуале я кверентов тоже подключаю, как минимум — сделать подношения. Получается опять-таки совместная работа, в которой часть ответственности распределяется на клиента. В моем представлении это является этичным, гуманным, уважительным, экологичным подходом к клиенту: не делать ничего, во что не вложена доля его ответственности и участия. Потому что только тогда человек понимает, в каком процессе он находится — и может решить, нужно ему это или нет.

__________________________________________

*Свободно парящее внимание — термин психоанализа, обозначающий способ, которым психоаналитик обязан слушать пациента: он не должен сосредоточиваться ни на каком моменте в речи пациента, позволив своему бессознательному функционировать с наибольшей свободой и приостановив воздействие всех тех побуждений, которые обычно определяют направление внимания. Фрейд сформулировал и разъяснил это главное требование к субъективной установке психоаналитика при выслушивании пациента в «Советах врачу по психоаналитической терапии» (Ratschlage fur den Artz bei der psychoanalytischen Behandlung, 1912). Это требование заключается в возможно более полном «подвешивании» всего того, на что обычно направлено внимание,— личных склонностей, предрассудков, теоретических предпосылок, даже прочно обоснованных. — Текст прим. взят отсюда, там же можно почитать о противоречивости метода. От себя скажу, что идея о некоей особой внутренней позиции терапевта при выслушивании бессознательно материала клиента — сама по себе гениальна, то есть принадлежит к идеям, открывающим двери. Впоследствии она подверглась многократным переосмыслениям и переделкам, о чем я когда-нибудь, возможно, напишу.

© Катерина Нистратова

В оформлении использован рисунок Practical Psychoanalysis by Oriental-Lady